1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Зачем при орви антигистаминные

Механизмы эффективности антигистаминных препаратов первого поколения при ОРВИ

О статье

Для цитирования: Механизмы эффективности антигистаминных препаратов первого поколения при ОРВИ // РМЖ. 2002. №23. С. 1089

Использование антигистаминных препаратов при «простуде» (острых респираторных вирусных инфекциях – ОРВИ) базируется на данных об их эффективности как в естественных, так и экспериментальных условиях. В ряде публикаций показано, что антигистаминные препараты I поколения способны уменьшать ринорею, отек слизистой носа и чихание при ОРВИ, а также общую тяжесть заболевания. Эти свойства обнаружены у таких антигистаминных препаратов I поколения, как бромфенирамин, хлорфенирамин и хлоропирамин (Супрастин). Так, эффективность Супрастина при ОРВИ изучена в клинике ЛОР–болезней ММА имени И.М. Сеченова проф. С.В. Морозовой. В исследовании приняли участие 20 больных с острым неосложненным ринитом в возрасте 20–55 лет. Эффективность терапии оценивали по выраженности чихания и ринореи, а также инфильтрации и гиперемии слизистой носа (по данным риноскопии). Монотерапия Супрастином способствовала сокращению продолжительности заболевания до 2–3 дней. Тяжесть симптомов также уменьшалась, больные обходились без применения сосудосуживающих капель. У ряда больных отмечалась сонливость. Осложнений ринита не возникло ни в одном случае.

Несмотря на известную эффективность антигистаминных препаратов I поколения при ОРВИ, механизмы их действия оставались малоизученными.

Отдельные симптомы ОРВИ вызываются множественными, иногда специфичными для различных симптомов, механизмами воспаления. Чихание обычно объясняли выбросом гистамина из назальных тучных клеток и базофилов, который происходит при активации этих клеток во время ОРВИ. В качестве доказательства приводили факт, что интраназальное введение здоровым людям гистамина (но не других медиаторов) вызывает чихание. Известно также, что лечение антигистаминными препаратами I поколения высокоэффективно уменьшает чихание при ОРВИ и в обычных, и в экспериментальных условиях. Тем не менее, в отличие от аллергического ринита, при ОРВИ уровень гистамина в назальном секрете не повышен, хотя чувствительность слизистой оболочки носа к гистамину при ОРВИ возрастает.

Антигистаминные препараты как I, так и II поколения являются конкурентными антагонистами гистамина на уровне H1–рецепторов. Кроме этого, в отличие от препаратов II поколения, антигистаминные препараты I поколения проявляют конкурентный антагонизм в отношении ацетилхолина на уровне нейрональных и нейромышечных мускариновых рецепторов, а также проникают через гематоэнцефалический барьер. В ограниченных исследованиях было показано, что антигистаминные препараты II поколения не способны уменьшать чихание при ОРВИ.

Эти данные поставили перед исследователями вопрос о том, благодаря каким механизмам антигистаминные препараты I поколения (Супрастин и др.) способны уменьшать ринорею, отек слизистой носа и чихание при ОРВИ, и почему этот эффект не свойствен препаратам II поколения. Исследования ОРВИ в естественных условиях связаны с определенными техническими трудностями. Так, сложно набрать пациентов с начальными стадиями заболевания, когда можно наиболее точно оценить эффективность лечения. Поэтому следовало бы подтвердить результаты исследований антигистаминных препаратов при ОРВИ, проведенных в естественных условиях, с помощью экспериментальной риновирусной инфекции, позволяющей точно оценить чихание. Такое исследование было проведено P.S. Muether и J.M. Gwaltney, которые изучали эффекты лоратадина – антигистаминного препарата II поколения при экспериментальной риновирусной инфекции.

Материалы и методы

В исследование было включено 66 взрослых добровольцев, у которых титры антител к риновирусу 16 типа не превышали 2 единиц, и не переносивших ОРВИ или другое заболевание с лихорадкой за последнюю неделю. Кроме того, исключались пациенты с любыми серьезными сопутствующими заболеваниями, бронхиальной астмой, аллергическим ринитом; принимавшие в последнее время (в соответствии с особенностями их фармакокинетики) антигистаминные препараты, средства от простуды и другие препараты, которые могут оказать влияние на результаты исследования.

Риновирусную инфекцию вызывали путем двукратного (с перерывом в 20 мин) интраназального введения стандартизированной культуры риновируса 16 типа. Смывы из полости носа для последующей идентификации вируса получали за 8 дней и непосредственно перед инфицированием (для исключения случайного инфицирования «диким» штаммом риновируса), а также каждое утро перед приемом препарата. Нейтрализующие типоспецифические антитела определяли в анализах крови за 7 дней до инокуляции и через 2–3 недели после нее.

Симптомы болезни (чихание, выделения из носа, заложенность носа, боль в горле, кашель, головная боль, слабость, озноб) за предшествующие сутки пациенты оценивали по 5–балльной шкале: 0 – отсутствие симптома, 1 – слабый, 2 – умеренный, 3 – выраженный, 4 – очень выраженный. Общая тяжесть симптомов вычислялась, как сумма оценок всех симптомов. Оценка тяжести болезни также включала ежедневные измерения назальной секреции. Каждый пациент записывал в дневник частоту чихания и кашля. Наличие и тяжесть побочных действий оценивали ежедневно.

Пациентов двойным слепым методом рандомизировали в группы лоратадина или плацебо. Лоратадин или плацебо назначали с 1–го по 13–й день исследования, инокуляцию вируса производили на 8–й день.

Из 66 включенных в исследование пациентов 34 получали лоратадин, а 32 – плацебо. Четыре человека из группы лоратадина и один из группы плацебо заразились «диким» штаммом риновируса в начале исследования, поэтому их данные не оценивались. Один человек из группы плацебо прекратил его прием из–за появления мигрени на 10 день. Таким образом, оценивались данные 60 человек.

После инокуляции вирус определялся в назальном секрете у 28 (93%) человек из группы лоратадина и у 24 (80%) в группе плацебо; прирост типоспецифических антител отмечен у 40% и 37%, соответственно. Общая частота инфицирования составила 97% и 80% (различия недостоверны).

Средние титры вирусов не отличались между группами. Согласно критерию Джексона, заболевание развилось у 23 (79%) из 29 инфицированных в группе лоратадина и у 14 (58%) из 24 инфицированных в группе плацебо (различия недостоверны).

Выраженность чихания не отличалась между группами в первые 3 дня и была несколько меньше в группе плацебо в 4–й день. Выраженность заложенности носа, боли в горле, кашля и общая тяжесть симптомов также не отличались между группами. Головная боль и недомогание были меньше при приеме лоратадина в заключительные дни исследования. Ринорея была меньше в группе плацебо на 2–3 день, но больше – на 4–5 день. При объективном измерении объема назальной секреции наблюдалась тенденция к большему ее объему в группе лоратадина (различия недостоверны).

Побочные эффекты отмечены в группе плацебо: 2 случая рвоты и 1 случай мигрени.

Таким образом, не было обнаружено различий между группами лоратадина и плацебо по частоте инфицирования риновирусом и развития болезни, а также по выраженности симптомов.

Результаты показали также отсутствие терапевтического эффекта лоратадина в отношении чихания. Это подтверждает публикации, в которых показано, что антигистаминные препараты II поколения не способны уменьшать чихание при ОРВИ. Почему же антигистаминные препараты I поколения эффективны в отношении чихания, а препараты II поколения – нет?

Рис. 1. Механизмы рефлекса чихания.
N — никотиновые синапсы, М — мускариновые синапсы, ? — медиаторы не установлены.

Антигистаминные препараты I поколения блокируют не только Н1–рецепторы, но и мускариновые рецепторы, а также проникают через гематоэнцефалический барьер. Последние два свойства не присущи антигистаминным препаратам II поколения.

Информация о неврологических механизмах рефлекса чихания получена в основном из опытов на животных. Дуга рефлекса включает периферические нервы и продолговатый мозг, в ней участвуют гистаминовые Н1–рецепторы, мускариновые и никотиновые рецепторы. При ОРВИ рефлекс запускается инфекционным поражением клеток слизистой оболочки. Вовлечения тучных клеток и базофилов с последующим выбросом гистамина при ОРВИ не отмечается, но происходит стимуляция свободных нервных окончаний этмоидальной ветви тройничного нерва воспалительными медиаторами, такими как брадикинин. Затем нервный импульс по афферентным волокнам проходит в чувствительное ядро тройничного нерва и прилегающий центр чихания. Через синапс импульс достигает верхнего слюнного ядра лицевого нерва и, пройдя еще один синапс, по преганглионарным веточкам поступает в клиновидно–небный ганглий. Затем по постганглионарным волокнам возбуждение передается мускариновыми синапсами на слизистые железы и кровеносные сосуды. В результате секреция и экссудация стимулируют окончания тройничного нерва и импульс вновь направляется в центр чихания в продолговатом мозге. При достаточной силе сигнала возбуждение передается респираторным нейронам ретикулярной формации, а от них по волокнам блуждающего, диафрагмального и межреберных нервов через никотиновые синапсы – дыхательным мышцам, участвующим в акте чихания.

Гистамин потенциально может вовлекаться в процесс чихания в нескольких участках рефлекторной дуги, которые, следовательно, могут быть точками приложения для антигистаминных препаратов. Первый из них – слизистая оболочка носа, где Н1–рецепторы присутствуют на свободных нервных окончаниях тройничного нерва. Против того, что эффект антигистаминных препаратов при ОРВИ реализуется на уровне слизистой оболочки, говорят нормальные уровни гистамина в назальном секрете при ОРВИ, а также отсутствие эффекта от антигистаминных препаратов II поколения, которые достигают слизистой оболочки и блокируют в ней Н1–рецепторы. Но поскольку чувствительность слизистой оболочки носа к гистамину при ОРВИ возрастает, полностью исключить эту точку приложения антигистаминных препаратов при ОРВИ нельзя.

Читать еще:  Дибазол профилактика орви схема

Следующая точка приложения для антигистаминных препаратов I поколения – продолговатый мозг, где происходит ряд синаптических переключений рефлекса чихания. В этих зонах обнаружены Н1– и мускариновые рецепторы. Эти никотиновые рецепторы могут быть мишенями для антигистаминных препаратов I поколения, проникающих через гематоэнцефалический барьер. Следует учитывать, что медиаторы синапсов продолговатого мозга, вовлеченных в рефлекс чихания, пока не идентифицированы. Неэффективность антигистаминных препаратов II поколения при ОРВИ подтверждает возможную важную роль названных нервных центров.

Парасимпатическая стимуляция секреции желез и вазодилатации опосредована исключительно мускариновыми рецепторами. На этом уровне вполне вероятно приложение антихолинергической активности, присущей антигистаминным препаратам I поколения. Действительно, они уменьшают объем назальной секреции при ОРВИ. Второй афферентный импульс в продолговатый мозг также обусловлен стимуляцией окончаний тройничного нерва. Экссудация из сосудов вызывает запуск кининовой системы. Образовавшиеся кинины стимулируют нервные окончания как сами по себе, так и приводя к выбросу гистамина из тучных клеток, что являет собой новую мишень для антигистаминных препаратов. Когда возбуждение достигает продолговатого мозга, оно может быть подавлено антигистаминными препаратами I поколения (как описано выше). Далее передача импульса зависит от никотиновых рецепторов и не чувствительна к антигистаминным препаратам.

Можно заключить, что терапевтический эффект антигистаминных препаратов I поколения при чихании в значительной мере может быть обусловлен блокадой Н1– и мускариновых рецепторов в продолговатом мозге. Н1–рецепторы присутствуют в большом количестве и в гипоталамусе, где гистамин, как нейротрансмиттер, участвует в поддержании бодрствования и в ряде других функций. С этим фактом может быть связана сонливость, вызываемая антигистаминными препаратами I поколения.

Антигистаминные препараты I поколения, как и скополамин (антихолинергический препарат, проникающий через гематоэнцефалический барьер), способны уменьшать тошноту при болезнях движения (укачивании). Это еще раз наталкивает на мысль о важной роли мускариновых рецепторов в центральной нервной системе.

Лечение ОРВИ антигистаминными препаратами I поколения (Супрастин и др.), в отличие от препаратов II поколения, высокоэффективно уменьшает такие симптомы, как ринорея, отек слизистой носа и чихание. Хотя информации о тонких нейротрансмиттерных механизмах этого явления пока и недостаточно, можно считать, что это происходит благодаря активности антигистаминных препаратов I поколения в отношении Н1–гистаминовых и мускариновых рецепторов, а также их способности проникать через гематоэнцефалический барьер.

Зачем при орви антигистаминные

Острый ринит (он же насморк), пожалуй, самая распространенная болезнь на планете. Каждому знакомы симптомы этой, на первый взгляд, пустяковой хвори: заложенность носа, чихание, головная боль, а также постоянный поиск носового платка в кармане. При этом тактика лечения насморка колеблется от принципа «само пройдет» до назначения целой батареи капель, микстур и таблеток, без которых вполне можно было бы обойтись.

И такой разброс понятен: если серьезную болезнь можно доверить лишь специалисту, то рецептом по лечению насморка с вами поделится кто угодно — от доктора физ.-мат. наук до старушки в аптеке. Вот мы и попробуем с позиций врача-оториноларинголога разобрать самые распространенные заблуждения, касающиеся проблемы насморка.

Заблуждение первое: если насморк лечить, то он пройдет за неделю, а если не лечить — за 7 дней

Это утверждение не было бы столь популярным, если бы не имело под собой никаких основании. Действительно, большинство острых ринитов, которые служат проявлением острой респираторной вирусной инфекции (ОРВИ) разрешаются самостоятельно. Однако насморк все-таки нуждается в лечении — хотя бы для того, чтобы улучшить самочувствие пациента. Но главное, затем чтобы предотвратить, развитие вторичной бактериальной инфекции — бактериального синусита (воспаления придаточных пазух носа), острого среднего отита (воспаления полости среднего уха) и других серьезных заболеваний, которые могут осложняться опасными для жизни состояниями — менингитом, абсцессом мозга и т.д. Поэтому стратегической целью лечения банального насморка является устранение условий, подходящих для бурного размножения патогенных бактерий, — отека и нарушения вентиляции околоносовых пазух, а также дисфункции слуховой (евстахиевой) трубы.

Заблуждение второе: промывание носа вредно и приводит к отитам

Это утверждение правдиво лишь наполовину. «Назальный душ» во всем мире признан первоочередным лечебным методом при остром рините. Именно механическое очищение слизистой оболочки носа предотвращает ее заселение бактериями и дает возможность контактировать с ней другим лекарственным средствам, применяемым местно. Вред может нанести раздражение слизистой оболочки носа раствором, который сильно отличается от нее по осмотическому давлению, поэтому рекомендуется использовать изотонические солевые растворы (в том числе морской воды), в изобилии представленные в аптеках. Риск возникновения острого среднего отита при промывании носа действительно существует, но его сводит к минимуму применение спреев с мелкодисперсным распылением (a не с направленной струей, которая может попасть в устье евстахиевой трубы). Кроме того, раствор не следует распылять по направлению к устью слуховой трубы (то есть не надо отклоняться вбок от средней линии).

Заблуждение третье: сосудосуживающие капли опасны

Небезосновательное утверждение, но разумное использование капель и спреев, уменьшающих отек слизистой оболочки носа, является основным и даже безальтернативным способом устранить заложенность носа и предупредить осложнения, описанные выше. Именно сосудосуживающие препараты (деконгестанты) быстро устраняют отек носовых раковин за счет сужения их сосудов, тем самым не только давая возможность дышать носом, но и поддерживая проходимость соустий околоносовых пазух и евстахиевой трубы.

Заблуждение четвертое: сосудосуживающие капли абсолютно безопасны

И это, к сожалению, не так. Будучи сходными с адреналином, деконгестанты в той или иной мере способны всасываться в кровоток и оказывать системное действие: повышать артериальное и внутриглазное давление, а у детей, особенно раннего возраста, вызывать тяжелые токсические реакции. Крайнюю осторожность при использова­нии этих лекарств должны соблюдать люди с артериальной гипертензией, глаукомой и повышенной функцией щитовидной железы. Концентрации препаратов следует применять в соответствии с возрастом пациента (большинство из них представлены в двух или трех концентрациях – «взрослой» и «детских»). Кроме того, следует помнить, что кратность применения большинства деконгестантов составляет от 2 до 4 раз в сутки.

Длительное, более 5-7 дней, применение местных сосудосуживающих средств несет в себе риск развития тахифилаксии (привыкания), когда эффективность препарата снижается, а потребность в его использовании возрастает и становится постоянной. В связи с этим продолжительность применения сосудосуживающих капель должна быть минимально необходимой (обычно 3-4 дня). Если требуется более длительное лечение, то большинство врачей рекомендуют через 5-7 дней сменить препарат, причем новый препарат должен отличаться от старого не фирмой-производителем и не формой выпуска, а международным непатентованным названием.

Заблуждение пятое: сохранение симптомов ОРВИ и насморка более 3 дней требует назначения антибиотиков

Длительность течения большинства случаев ОРВИ составляет от 5 до 10 дней, но иногда достигает и месяца. Системная антибактериальная терапия должна назначаться только врачом при наличии убедительных признаков бактериальной инфекции. О развитии бактериального риносинусита, при котором надо назначать антибиотики, можно судить по следующим ориентировочным критериям: нарастание симптоматики к 5-му дню заболевания или сохранение выраженных жалоб после 10-го дня. Необоснованное назначение антибиотиков при ОРВИ не только не уменьшает риск бактериальных осложнений, но и приводит к отбору и размножению нечувствительных микробов, что может создать серьезные проблемы при выборе антибактериального препарата в будущем.

Использование местных антибиотиков и антисептиков вполне обосновано при появлении гнойного или слизисто-гнойного отделяемого из носа, что обычно связано с локализованной активацией условно-патогенных бактерий.

Заблуждение шестое: если при насморке в мазке из носа обнаружен золотистый стафилококк — срочно нужен антибиотик

Взятие матка износа для микробиологического исследования в большинстве случаев — бессмысленное занятие. С одной стороны, все мы постоянно носим в себе множество видов условно-патогенных бактерий, поэтому в мазке из носа нестерильной зоны дыхательных путей — практически всегда будет обнаружен тот или иной «нехороший» микроб, хотя далеко не факт, что именно он является причиной воспаления в носу. С другой стороны, показанием для назначения антибактериальной терапии служит не анализ, а клиническая картина. Таким образом, результат микробиологического исследования мазка из носа – лишь повод для врача задуматься, но никак не основание для срочного лечения.

Читать еще:  Инкубационный период ангины гнойной

Заблуждение седьмое: назначение противоаллергических препаратов ускоряет выздоровление от насморка

У пациента с аллергическим ринитом (круглогодичным или сезонным) любая инфекция в полости носа ведет в той или иной мере к обострению аллергического воспаления. В этом случае назначение противоаллергических (прежде всего антигистаминных) препаратов при остром инфекционном насморке представляется разумным. Однако рутинное назначение антигистаминных препаратов всем пациентам с острым ринитом не обосновано. Антигистаминные препараты 1 поколения (димедрол, супрастин, тавегил и др.) увеличивают вязкость отделяемого, что способствует развитию осложнений, и обладают седативным действием, усиливая и без того имеющуюся повышенную утомляемость и сонливость. Если назначение антигистаминных препаратов все-таки необходимо (у больных с аллергическим ринитом), то предпочтение следует отдавать современным препаратам, которые практически лишены подобных нежелательных эффектов.

Заблуждение восьмое (но далеко не последнее): при рецидивирующем насморке нужно лечить иммунную систему

К сожалению, желание «основательно полечить» острый насморк, особенно если он случается не впервые, зачастую приводит к приему препаратов «повышающих иммунитет». Между тем подобный подход противоречит главному принципу медицины: «не навреди». Редкий фармацевт и даже врач (за исключением иммунолога) может внятно объяснить, на какие звенья иммунного ответа влияет тот или иной иммуностимулятор. Большинство препаратов, действующих на иммунную систему, назначают лишь по результатам специального иммунологического обследования, которое, в свою очередь, показано небольшой группе пациентов с обоснованным подозрением на иммунодефицит.

Подводя итог сказанному, нужно отметить, что принципы лечения неосложненного острого ринита очень просты. Лечение складывается из механического очищения полости носа, разумного использования сосудосуживающих препаратов и в ряде случаев местных антисептических и антибактериальных средств. Целесообразность иных лечебных мероприятии следует обсудить с врачом.

Лечение ринита при острых респираторных вирусных инфекциях антигистаминными препаратами I поколения

Опубликовано в журнале:
«Лечащий врач», март 2015г.

А. А. Стремоухов, доктор медицинских наук Е. Б. Мищенко, кандидат медицинских наук
ММА им. И. М. Сеченова, Москва

Наиболее частыми причинами развития заболеваний дыхательной системы являются острые респираторные вирусные инфекции (ОРВИ). По данным Всемирной организации здравоохранения, взрослый человек переносит ОРВИ дважды в год. У детей заболеваемость ОРВИ в среднем в 3 раза выше, чем у взрослых. Временная нетрудоспособность взрослого населения вследствие ОРВИ в России ежегодно составляет 25—30% от общей временной нетрудоспособности и обусловливает большой экономический ущерб. Больные ОРВИ — основной контингент пациентов поликлиники, поэтому одной из главных задач врача является снижение заболеваемости ОРВИ и уменьшение сроков временной нетрудоспособности, а это может быть достигнуто лишь при своевременном выявлении и, главное, при оптимальном лечении этой категории больных.

Группу ОРВИ составляют этиологически самостоятельные заболевания, важнейшими из которых являются грипп, парагрипп, РС-вирусная, риновирусная и аденовирусная инфекция; объединяют их два основных признака: единый механизм передачи возбудителей и сходные клинические проявления инфекционного процесса.

Действительно, различные группы респираторных вирусов могут вызвать практически одинаковые поражения, этиологический же диагноз можно поставить лишь по результатам серологической диагностики, выполняемой только в порядке контроля эпидемиологической обстановки, что, к сожалению, не всегда достижимо в амбулаторно-поликлинических условиях.

Одним из основных и наиболее важных проявлений большинства ОРВИ является ринит. Международная группа по лечению ринитов определяет его как «воспаление слизистой оболочки полости носа, характеризующееся одним или несколькими симптомами: заложенность носа, ринорея, чихание, зуд в носу». Обычно заболевание дебютирует появлением недомогания, ощущения сухости в носу, чиханием. Затем быстро нарастает отек слизистой оболочки носовой полости, появляется ринорея.

Лечебная тактика зависит от тяжести патологического процесса. При достаточно легком течении заболевания, отсутствии угрозы осложнений целесообразно применение немедикаментозных методов лечения (паровые ингаляции, полоскания, горячие ножные ванны, сухое тепло на поясницу и стопы, потогонные процедуры), показана витаминотерапия. При резко выраженной симптоматике острого ринита страдает общее самочувствие больного, снижается его работоспособность, ухудшается качество жизни. Из-за отека слизистой оболочки придаточных пазух носа, евстахиевых труб появляется головная боль в области лба, ощущение заложенности в ушах. Возможно сужение или закупорка слезно-носового канала, что проявляется обильным слезотечением, болезненной припухлостью слезного мешка, возникает угроза развития осложнений со стороны околоносовых пазух и среднего уха. Именно вероятность перехода процесса в хроническую форму и развития осложнений обосновывает целесообразность применения при остром рините лекарственных препаратов. Однако при этом нужно учитывать особенности психологии большинства пациентов, предпочитающих использовать одно, максимум два «всеисцеляющих» средства.

Назначение 3—4 лекарственных препаратов, которые необходимо принимать несколько раз в день, ведет к тому, что пациент начинает сомневаться в правильности назначений врача, нарушать режим приема препаратов и как результат снижается эффективность лечения. Таким образом, в амбулаторной практике наиболее предпочтительным можно считать назначение средств, обладающих достаточной широтой терапевтического действия, купирующих основные симптомы заболевания, перекрывающих патогенетически значимые пути его развития и позволяющих свести к минимуму количество приема лекарственных препаратов.

Являясь постоянной составной частью почти всех органов, тканей, жидких сред и выделений организма человека, гистамин опосредует свои физиологические и патологические эффекты через три вида мембранных рецепторов (Н1, Н2, Н3), расположенных на клетках гладкой мускулатуры внутренних органов и кровеносных сосудов, клетках эндотелия, нервных окончаниях, лейкоцитах периферической крови. Сокращение гладкой мускулатуры, повышение проницаемости сосудов, усиление слизеотделения в верхних дыхательных путях, повышение внутриклеточной концентрации цГМФ, легочная вазоконстрикция, усиление хемотаксиса эозинофилов и нейтрофилов, усиление продукции тромбоксана, простогландинов F2a, E2 и аналогичных производных арахидоновой кислоты реализуются через активацию Н1-гистаминовых рецепторов [1, 2].

Необходимостью устранения патологических эффектов гистамина обусловлен поиск, а затем и внедрение в клиническую практику лекарственных препаратов, конкурентно блокирующих Н1-гистаминовые рецепторы. Однако термин «антигистаминные» не полностью отражает суть этих препаратов, так как они вызывают ряд других фармакологических эффектов. Отчасти это обусловлено структурной близостью таких местных гормонов, как гистамин, адреналин, серотонин и ацетилхолин: вещество, устраняющее эффекты одного стимулятора, может блокировать действие другого [3]. Сопутствующие фармакологические эффекты антигистаминных препаратов I поколения считались нежелательными, что и обусловило внедрение в клиническую практику антигистаминных препаратов следующих генераций. Однако Н1-блокаторы I поколения, обладающие свойствами холинолитиков, нашли применение в качестве cредств медиаторной терапии при ОРВИ.

Применение при ОРВИ антигистаминных препаратов I поколения бромфенирамина, хлорфенирамина, хлоропирамина, в отличие от Н1-блокаторов II поколения, высокоэффективно уменьшает такие симптомы ринита, как отек слизистой оболочки и заложенность носа, ринорея, чихание и зуд в носу [5—8]. Механизмы действия антигистаминных препаратов I поколения связаны как с их способностью блокировать Н1-гистаминовые рецепторы, так и с конкурентным антагонизмом по отношению к мускариновым рецепторам, которые опосредуют парасимпатическую стимуляцию секреции желез и вазодилатацию.
Кроме того, благодаря способности этих препаратов проникать через гематоэнцефалический барьер, они оказывают влияние на соответствующие рецепторные образования в продолговатом мозге и гипоталамусе [9].

Общая оценка эффективности лечения ОРВИ, независимо проводимая пациентами и лечащими врачами по 4-балльной шкале (0 — нет эффекта, 1 — умеренный эффект, 2 — хороший эффект, 3 — отличный эффект), при использовании супрастина составляет в среднем 2,6 балла, что значительно превосходит аналогичный показатель в группе пациентов, не использовавших супрастин (1,9 балла).

Таким образом, антигистаминные препараты I поколения (например супрастин) являются высокоэффективными лекарственными средствами и могут быть рекомендованы для симптоматической и патогенетической терапии ринита при острых респираторных вирусных инфекциях. Небольшие дозировки и возможность назначения препаратов короткими курсами позволяют избежать появления побочных эффектов или минимизировать их [4].

На практике для купирования симптомов ринита при ОРВИ наиболее предпочтительно использование хлоропирамина (супрастина). По нашим данным, назначение супрастина два раза в день в суточной дозе 50 мг (по 25 мг на прием) в течение 5 дней, начиная с первого дня заболевания, позволяет уже на второй день приема препарата уменьшить заложенность и выделения из носа, кроме того, пациент начинает реже чихать. На 4–5-е сутки лечения супрастином практически восстанавливается носовое дыхание, прекращаются выделения из носа, чихание и зуд в носу (см. рисунок).

Читать еще:  Дети ангина лечение

Динамика симптомов ринита при лечении супрастином (собственные данные)

Примечание. Выраженность симптома оценивалась по 4-балльной шкале
(0 — отсутствие симптомов,
1 — минимальные симптомы,
2 —умеренные симптомы,
3 — выраженные симптомы).

Проведенный нами анализ динамики заболевания в сопоставимых по полу, возрасту и характеру патологического процесса группах показал, что у пациентов, получающих супрастин, симптомы ринита регрессируют в 1,6 — 2,3 раза быстрее. На фоне купирования проявлений ринита происходит улучшение общего состояния пациента, снижается интенсивность болей в горле, уменьшается выраженность кашлевого синдрома, обусловленного затеканием в гортань и трахею отделяемого из носовой полости. Кроме того, применение супрастина позволяет не прибегать к использованию назальных сосудосуживающих препаратов, которые при продолжительном применении в ряде случаев сами могут явиться причиной медикаментозного ринита. Пациентам, уже использующим назальные деконгестанты, удается значительно снизить кратность их применения.

Лечение ринита при острых респираторных вирусных инфекциях антигистаминными препаратами I поколения

Опубликовано в журнале:
«Лечащий врач», март 2015г.

А. А. Стремоухов, доктор медицинских наук Е. Б. Мищенко, кандидат медицинских наук
ММА им. И. М. Сеченова, Москва

Наиболее частыми причинами развития заболеваний дыхательной системы являются острые респираторные вирусные инфекции (ОРВИ). По данным Всемирной организации здравоохранения, взрослый человек переносит ОРВИ дважды в год. У детей заболеваемость ОРВИ в среднем в 3 раза выше, чем у взрослых. Временная нетрудоспособность взрослого населения вследствие ОРВИ в России ежегодно составляет 25—30% от общей временной нетрудоспособности и обусловливает большой экономический ущерб. Больные ОРВИ — основной контингент пациентов поликлиники, поэтому одной из главных задач врача является снижение заболеваемости ОРВИ и уменьшение сроков временной нетрудоспособности, а это может быть достигнуто лишь при своевременном выявлении и, главное, при оптимальном лечении этой категории больных.

Группу ОРВИ составляют этиологически самостоятельные заболевания, важнейшими из которых являются грипп, парагрипп, РС-вирусная, риновирусная и аденовирусная инфекция; объединяют их два основных признака: единый механизм передачи возбудителей и сходные клинические проявления инфекционного процесса.

Действительно, различные группы респираторных вирусов могут вызвать практически одинаковые поражения, этиологический же диагноз можно поставить лишь по результатам серологической диагностики, выполняемой только в порядке контроля эпидемиологической обстановки, что, к сожалению, не всегда достижимо в амбулаторно-поликлинических условиях.

Одним из основных и наиболее важных проявлений большинства ОРВИ является ринит. Международная группа по лечению ринитов определяет его как «воспаление слизистой оболочки полости носа, характеризующееся одним или несколькими симптомами: заложенность носа, ринорея, чихание, зуд в носу». Обычно заболевание дебютирует появлением недомогания, ощущения сухости в носу, чиханием. Затем быстро нарастает отек слизистой оболочки носовой полости, появляется ринорея.

Лечебная тактика зависит от тяжести патологического процесса. При достаточно легком течении заболевания, отсутствии угрозы осложнений целесообразно применение немедикаментозных методов лечения (паровые ингаляции, полоскания, горячие ножные ванны, сухое тепло на поясницу и стопы, потогонные процедуры), показана витаминотерапия. При резко выраженной симптоматике острого ринита страдает общее самочувствие больного, снижается его работоспособность, ухудшается качество жизни. Из-за отека слизистой оболочки придаточных пазух носа, евстахиевых труб появляется головная боль в области лба, ощущение заложенности в ушах. Возможно сужение или закупорка слезно-носового канала, что проявляется обильным слезотечением, болезненной припухлостью слезного мешка, возникает угроза развития осложнений со стороны околоносовых пазух и среднего уха. Именно вероятность перехода процесса в хроническую форму и развития осложнений обосновывает целесообразность применения при остром рините лекарственных препаратов. Однако при этом нужно учитывать особенности психологии большинства пациентов, предпочитающих использовать одно, максимум два «всеисцеляющих» средства.

Назначение 3—4 лекарственных препаратов, которые необходимо принимать несколько раз в день, ведет к тому, что пациент начинает сомневаться в правильности назначений врача, нарушать режим приема препаратов и как результат снижается эффективность лечения. Таким образом, в амбулаторной практике наиболее предпочтительным можно считать назначение средств, обладающих достаточной широтой терапевтического действия, купирующих основные симптомы заболевания, перекрывающих патогенетически значимые пути его развития и позволяющих свести к минимуму количество приема лекарственных препаратов.

Являясь постоянной составной частью почти всех органов, тканей, жидких сред и выделений организма человека, гистамин опосредует свои физиологические и патологические эффекты через три вида мембранных рецепторов (Н1, Н2, Н3), расположенных на клетках гладкой мускулатуры внутренних органов и кровеносных сосудов, клетках эндотелия, нервных окончаниях, лейкоцитах периферической крови. Сокращение гладкой мускулатуры, повышение проницаемости сосудов, усиление слизеотделения в верхних дыхательных путях, повышение внутриклеточной концентрации цГМФ, легочная вазоконстрикция, усиление хемотаксиса эозинофилов и нейтрофилов, усиление продукции тромбоксана, простогландинов F2a, E2 и аналогичных производных арахидоновой кислоты реализуются через активацию Н1-гистаминовых рецепторов [1, 2].

Необходимостью устранения патологических эффектов гистамина обусловлен поиск, а затем и внедрение в клиническую практику лекарственных препаратов, конкурентно блокирующих Н1-гистаминовые рецепторы. Однако термин «антигистаминные» не полностью отражает суть этих препаратов, так как они вызывают ряд других фармакологических эффектов. Отчасти это обусловлено структурной близостью таких местных гормонов, как гистамин, адреналин, серотонин и ацетилхолин: вещество, устраняющее эффекты одного стимулятора, может блокировать действие другого [3]. Сопутствующие фармакологические эффекты антигистаминных препаратов I поколения считались нежелательными, что и обусловило внедрение в клиническую практику антигистаминных препаратов следующих генераций. Однако Н1-блокаторы I поколения, обладающие свойствами холинолитиков, нашли применение в качестве cредств медиаторной терапии при ОРВИ.

Применение при ОРВИ антигистаминных препаратов I поколения бромфенирамина, хлорфенирамина, хлоропирамина, в отличие от Н1-блокаторов II поколения, высокоэффективно уменьшает такие симптомы ринита, как отек слизистой оболочки и заложенность носа, ринорея, чихание и зуд в носу [5—8]. Механизмы действия антигистаминных препаратов I поколения связаны как с их способностью блокировать Н1-гистаминовые рецепторы, так и с конкурентным антагонизмом по отношению к мускариновым рецепторам, которые опосредуют парасимпатическую стимуляцию секреции желез и вазодилатацию.
Кроме того, благодаря способности этих препаратов проникать через гематоэнцефалический барьер, они оказывают влияние на соответствующие рецепторные образования в продолговатом мозге и гипоталамусе [9].

Общая оценка эффективности лечения ОРВИ, независимо проводимая пациентами и лечащими врачами по 4-балльной шкале (0 — нет эффекта, 1 — умеренный эффект, 2 — хороший эффект, 3 — отличный эффект), при использовании супрастина составляет в среднем 2,6 балла, что значительно превосходит аналогичный показатель в группе пациентов, не использовавших супрастин (1,9 балла).

Таким образом, антигистаминные препараты I поколения (например супрастин) являются высокоэффективными лекарственными средствами и могут быть рекомендованы для симптоматической и патогенетической терапии ринита при острых респираторных вирусных инфекциях. Небольшие дозировки и возможность назначения препаратов короткими курсами позволяют избежать появления побочных эффектов или минимизировать их [4].

На практике для купирования симптомов ринита при ОРВИ наиболее предпочтительно использование хлоропирамина (супрастина). По нашим данным, назначение супрастина два раза в день в суточной дозе 50 мг (по 25 мг на прием) в течение 5 дней, начиная с первого дня заболевания, позволяет уже на второй день приема препарата уменьшить заложенность и выделения из носа, кроме того, пациент начинает реже чихать. На 4–5-е сутки лечения супрастином практически восстанавливается носовое дыхание, прекращаются выделения из носа, чихание и зуд в носу (см. рисунок).

Динамика симптомов ринита при лечении супрастином (собственные данные)

Примечание. Выраженность симптома оценивалась по 4-балльной шкале
(0 — отсутствие симптомов,
1 — минимальные симптомы,
2 —умеренные симптомы,
3 — выраженные симптомы).

Проведенный нами анализ динамики заболевания в сопоставимых по полу, возрасту и характеру патологического процесса группах показал, что у пациентов, получающих супрастин, симптомы ринита регрессируют в 1,6 — 2,3 раза быстрее. На фоне купирования проявлений ринита происходит улучшение общего состояния пациента, снижается интенсивность болей в горле, уменьшается выраженность кашлевого синдрома, обусловленного затеканием в гортань и трахею отделяемого из носовой полости. Кроме того, применение супрастина позволяет не прибегать к использованию назальных сосудосуживающих препаратов, которые при продолжительном применении в ряде случаев сами могут явиться причиной медикаментозного ринита. Пациентам, уже использующим назальные деконгестанты, удается значительно снизить кратность их применения.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector